Май. 28. Суббота.

Эта история ещё продолжается.

Мы шли тогда к магазину, и встретили какую-то Варину знакомую с общаги. Они перекинулись парой слов, после чего я что-то у Вари спросила об этом. Тогда она мне рассказала, что эта девочка приехала поступать со своим другом, и он ей нравится, а она, видимо, ему. Они были очень рады, когда оба поступили, и всё делали вместе и дома, и здесь. Но он тут нашёл себе ещё одну подружку, и она его к этой подружке ревнует. Варя сказала, что если видит эту девочку грустной, значит она с ним опять поругалась, а если весёлой — помирилась. Говорит, Вадим его зовут. Я сказала, что понятия не имею, кто это. Она обещала показать, и вот возле магазина мы увидили его со своей подружкой. Потом я узнала от Вари же, что он с той девочкой теперь встречается. К этому всё, конечно и шло ахах. Я не удивилась, когда после той истории с маркером вспомнила, что именно она стояла тогда рядом с ним, и смотрела на меня подозрительнее всех. Ах, ну надо же. Вадим из двух зол выбрал меньшее

Был перерыв. Варя ушла учить слова, а я собиралась попасть к ней на выступление. Не получилось — успела только на репетицию. Как же я потом была счастлива, что всё сложилось именно так.

Я шла по коридору, и уже подходила к залу, как вдруг увидела, что они с Вадимом репетируют прямо здесь, возле окна. Сразу сказала ей, что не смогу прийти на выступление. Спросила у Вадима, можно ли посмотреть, как они репетируют? Конечно, сказал он.

Я не думала, что он так потрясающе читает. Меня удивило, что он не стеснялся, и говорил так громко, ясно. Варя тоже ни капли не переживала, я не видела раньше, чтобы она так хорошо говорила. Мне очень понравилось, и я похвалила их, хотя они несколько раз сбивались из-за Вадима, и мы все вместе смеялись.

Мы зашли в зал, и я смотрела их диалог уже как зритель, после чего спросила, о чём вообще разговор, так как языка я не знаю. Оказалось, роман у них. В электричке. Они так просто это сказали. Вроде бы, Варя относится к нему тоже как к другу. Я не заметила между ними такого напряжения, которое было между нами — приятного напряжения. Потом Вадим ещё сам читал какое-то произведение, а я старалась смотреть на него как должна смотреть на всех. Оно тоже было про любовь, и мне было немного неловко, но он выглядил вполне уверенно. Я бы так не смогла. После него было другое сольное выступление, тоже о любви, и я не ожидала от этого пацана такого эффекта — он отлично справился.

Варя ушла переодеваться, а я осталась смотреть остальные номера. Вадим устроился через два сидения — со мной рядом он бы ни сел ни за что, и я заранее положила возле себя свои вещи. Я внимательно смотрела всю репетицию, но мне постоянно хотелось взглянуть на него. Слава Богу, с его стороны были двери, в которые каждую минуту кто-то входил или выходил, и на их отворяющийся звук мы с ним одновременно поворачивали головы, так что я могла ненароком посмотреть на него. Я ждала, что он не станет смотреть на сцену, так как он уже видел все номера, и я думала увидеть его смотрящим в телефон. И какого же было моё удивление, когда я заметила, что он смотрит на выступающих, и, как и я, следит за всеми номерами. Из-за этого я не могла повернуться к нему без звука со стороны дверей — он бы сразу заметил. Ну что такое, Вадим? Почему ты настолько замечательный, что даже не зависаешь в телефоне? Зараза.

Я понимала, что как-то странно, что мы вот так глупо молчим, поэтому собралась и спросила у него, не надо ли ему тоже переодеться? Он сказал нет. Я спросила что-то ещё про Варю, и, после его ответа, мы вновь замолчали. Мне так захотелось пройти мимо него, что я долго на это решалась, а потом всё-таки вышла. Он подогнул под себя ноги и выпустил меня. Как объяснить то, что в этот момент я больше всего хотела нечаянно упасть на него? Мне показалось, что он как-то аж собрался и напрягся, пока я подходила его сидению.

Кто-нибудь вообще пишет такое в своём блоге? Я вот не видела тут похожих постов, хотя, вообще-то, я ни один блог не читала ахахахах. Здесь я не читаю, а только пишу.

Наконец, она вернулась с остальными девочками, и мы начали разглядывать их платья. Мы с Вадимом стояли рядом, пока я их фоткала, он смотрел внимательно и с улыбкой. Потом куда-то ушёл, а мы пошли в буфет. Вернулись мы с едой, а он с белой рубашкой. Сказал, ему нужно её надеть, но он не хочет, и начал кряхтеть, как дед, что она совсем ему не нравится. Мы его поразглядывали со всех сторон, и решили, что он и так хорошо смотрится, и рубашку он куда-то сплавил. Я старалась в этот момент молчать, потому что остальные упорно доказывали ему, что он и прекрасно выглядит в своей одежде. Тут и без меня разберутся.

Потом начали кушать, посмеялись с его истории, с моего замечания — у всех было хорошее настроение. Теперь девочки, правда, почти всё время молчали — присутствие Вадима давало о себе знать, и еслт в тот раз все галдели одновременно, и можно было говорить всё, что хочешь (это было не так замено из-за общего шума), то теперь все старались не сказать какую-нибудь глупость. Молчание ведь золото. В таких случаях либо ни слова не произносят, либо много говорят. Благо, я додумалась найти золотую середину. Но проблема была в том, что мы оба слишком упрямые в одном — он смотрит в мои глаза, а я в его. Почему-то мне не чувствуется неловкости от этого, а неловкость появляется только тогда, когда я понимаю — кажется, на нас уже все смотрят. Это просто великое противостояние — мы оба какого-то чёрта не стесняемся, и мне приходится каждый раз первой отводить взляд, потому что я не хочу, чтобы кто-нибудь из окружающих произнёс вслух «какого здесь вообще происходит?» Вот не зря же говорят, что по глазам человека можно многое о нём сказать. Я вижу, как глаза Вадима смотрят в мои глаза. Если бы не эти взгляды, то я не стала бы себя напрасно тешить и вообще думать о нём, но каждый раз то, как он смотрит, заставляет меня волноваться.

Надо рассказывать дальше, ахахах. Варя всех угостила, а потом их позвали за кулисы. Я самоотверженно вызвалась донести до них Варины вещи, хотя их было мало, а она шла рядом со мной. Что уж поделать — я должна была туда попасть.

За сценой оказались жуткие порожки, на которых можно было легко свернуть себе шею. Но я всё-таки не свернулаНеожиданно, там оказалось куча народу и совсем мало места. Везде были разбросаны вещи, а пройти надо было в самый конец. Вадим каким-то образом оказался возле меня, и мы стояли кучкой, тесно прижавшись, пока им раздавали последние инструкции. Я чувствовала запах своих духов, от которых мне всегда становится хорошо, и Вадим стоял так близко и тоже, наверняка, чувствовал их, как и тогда, когда пропустил меня к выходу из зала. Мне пора было уходить, и, вернувшись обратно, я пожелала им удачи и ушла. Каким-то чудом всё свершилось так, что я попала именно к ним на репетицию, а не на концерт. Я так рада. Сколько нового произошло

Вот я и дорассказала. После всех этих событий каким-то непостижимым мне образом получилось так, что я вообще ни разу не столкнулась с Вадимом. Мне было очень интересно, поздоровается ли он со мной, потому что такой вариант я вполне себе могла предположить. Но я его не видела. Мне это не слишком понравилось, но что я могу сделать? Я пропустила много вторников, по которым мы обычно виделись в буфете. Ах, как жаль.

Лишь нелавно, когда я уже летела домой с утра пораньше, он со своей подругой только выходил из метро. Я помню его взгляд, немного растерянный.  Как же я тогда торопилась

Вот и вся история. Как же интересно её было записывать)) Я жду продолжения и дальше — знаю, что оно будет

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

А.Брошь
А.Брошь
сейчас на сайте
Читателей: 9 Опыт: 0 Карма: 1
все 6 Мои друзья